ПолитикаСовременная Россия

«ОН НЕ ХОТЕЛ, ЕГО ЗАСТАВИЛИ…»: О СИТУАЦИИ С ПРЕПОДАВАНИЕМ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ КУБАНСКОГО КАЗАЧЕСТВА В ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ

С конца 1980-х годов в Краснодарском крае идет процесс возрождения кубанского казачества. И, действительно, за эти годы Кубанское казачье войско приобрело качественно иной характер — от активности отдельных лиц и «клубов любителей казачьей истории» оно доросло до военизированной структуры (которая, впрочем, носит статус «некоммерческой общественной организации»), насчитывающей около 50 тысяч человек, которая активно поддерживается местными региональными властями.

Здесь мы сделаем важную оговорку. Мы с большим одобрением и уважением относимся к возрождению казачества, но при одном условии — если этот процесс направлен на укрепление российской государственности, сохранение гражданского мира и согласия в нашей многонациональной стране, особенно на территории ЮФО и СКФО. Нельзя отрицать того, что в процессе возрождения кубанского казачества и деятельности Кубанского казачьего войска, присутствуют различные позитивные черты — воспитание молодого поколения в нравственных и патриотичных традициях, помощь местным силовым органам в контроле за общественным порядком, ликвидация последствий чрезвычайных ситуаций (экологических и др.), участие в «Крымской весне 2014 года», в боевых действиях на территории ЛНР и ДНР и т.д. Однако процесс возрождения казачьих традиций выявил и некоторые тревожные тенденции, одна из которых – активное продвижение членами реестрового Кубанского казачьего войска (не говоря уже об оппозиционных власти «этнических казаках») идеологического конструкта «казаки – это отдельный народ, особый этнос» в неокрепшие умы детей и подростков, которые обучаются в группах и классах казачьей направленности, в казачьих кадетских корпусах и т.д.

Что характерно, идея о «казачьем народе» активно пропагандируется вопреки мнению большинства современных кубанских историков и этнографов (Б.Трехбратов, В. Ратушняк, О. Матвеев, Н. Бондарь, Б.Фролов, С.Лукаш и др.), которые сходятся на том, что казаки не являются отдельным народом. С точки зрения профессиональных историков и этнологов современное казачество — российский субэтнос, который до 1917 года был «многонациональным военно-служилым сословием».

Для справки: субэтнос (от латинского «sub» — «под», расположенный под чем-либо) — сообщество людей, которые принадлежат к большему народу (этносу), но отличаются от него некоторыми особенностями своей культуры и осознают свое отличие. В России субэтносами («особыми русскими») являются поморы, старообрядцы, казаки, сибиряки (чалдоны) и др.

Такая позиция региональных специалистов ПОЛНОСТЬЮ СОВПАДАЕТ с мнением столичных ученых, ведущих специалистов в этом вопросе на общероссийском уровне, утверждающих что «никаких серьезных оснований для выводов о существовании особого казачьего народа как прямых и единственных предков современных казаков… нет».

В связи этим сложилась следующая ситуация. С одной стороны в официальных региональных учебниках по кубановедению для 5-11-х классов (выпускались под общей редакцией доктора исторических наук Б.А.Трехбратова), а также в серии учебников «История кубанского казачества» для 5-9-х классов, «История казачества России» для 10-11-х классов краснодарского издательства «Традиция», предназначенных «для учреждений дополнительного образования и классов казачьей направленности» (выпускались под редакцией докторов исторических наук В.Н.Ратушняка и О.В.Матвеева) НЕТ НИКАКИХ УТВЕРЖДЕНИЙ о том, что «казаки — отдельный народ». На их страницах употребляются понятия «сословие» и «субэтнос», а теория «казаки — отдельный народ» упоминается лишь в учебниках для 5-го (на 13-й странице) и 10-го классов (на 9-10-й страницах) как «малообоснованная и малодоказательная» в разделах, где рассматриваются различные версии о происхождении казачества.

Но, с другой стороны, идея «казаки — народ» четко присутствует в рабочих программах, которые создаются в недрах Кубанского казачьего войска, а затем одобряются чиновниками краевого Министерства образования. Один из таких примеров – две программы: «История и современность кубанского казачества»: одна для 5-9-х, а другая для 10-11-х классов казачьей направленности общеобразовательных учреждений Краснодарского края.

Данные программы были рекомендованы и приняты к реализации 23 декабря 2016 года на заседании рабочей группы «Регионального учебно-методического объединения по обсуждению и утверждению программ для классов и групп казачьей направленности в системе общего образования Краснодарского края». И уже на первой странице программы для 5-9-х классов, в пояснительной записке есть абзац о том, что «Казачество на Кубани — это не сословие, как его многие пытаются называть, а народ. Народ, со своей историей, культурой, говором, самосознанием, этническими особенностями формирования, вероисповеданием и готовностью в любой момент встать на защиту своей малой и большой Родины».

Здесь нам стоит напомнить, что вопреки мнению авторов программы о «вставании на защиту своей Родины», те же «этнические» казаки, что более других считают себя «народом» (особенно сетевые активисты вроде В.Сахарова и Т.Тарамова) ничего хорошего о Российском государстве не говорят, порицают деятельность президента В. Путина, напрямую мечтая о развале России и ее гибели. А на данный момент ничего хорошего не говорят о спецоперации Вооруженных Сил России на территории Украины…

Кроме этого, одной из целей образовательного курса для 5-9-х классов заявлено формирование у казачьей молодежи «осознания себя частью казачьего народа». Еще один факт упоминания идеи о «казачьем народе» — темы уроков, проводимых в 5-х и 10-х классах – «Позиционирование казачества как народа». Следующий пример — факультативный (внеурочный) курс для 5-9-х классов, утвержденный с 1 сентября 2017 года (изначально был создан только для казачьих кадетских корпусов, а затем без каких-либо изменений принят для «казачьих» школ и классов), также созданный в недрах кубанского реестра – «Традиционная культура кубанского казачества», где опять НА ПЕРВОМ ЖЕ УРОКЕ в 5-м классе детям (маленьким пятиклашкам!) рассказывают тему «Становление кубанского казачества как народа». Продолжает эту тему серия «Справочно-методических пособий для наставников казачьих классов», созданных в 2016 году опять же Кубанским казачьим войском. В том же 5-м классе казаку-наставнику предлагается порассуждать с детьми на тему «Казачество – сословие или этнос?».

Но, и это ОЧЕНЬ ВАЖНЫЙ МОМЕНТ! — чувствуя уязвимость и ненаучность подобных утверждений, программы и пособия, созданные в кубанском реестре, являются безымянными, без указания их авторов…

Какой мы можем сделать вывод из такой ситуации? 1. В учебниках, которые написаны профессиональными историками и этнографами и по которым ОБЯЗАНЫ ПРОВОДИТЬ УРОКИ учителя в казачьих образовательных учреждениях, НЕТ АНТИНАУЧНОЙ И ПСЕВДОИСТОРИЧНОЙ ИДЕИ О КАЗАЧЬЕМ НАРОДЕ. 2. В учебных программах и пособиях, созданных по инициативе Кубанского казачьего войска, ЭТА ИДЕЯ ЕСТЬ. Что мы имеем в итоге? Многочисленные замечания учителей (особенно сотрудников казачьих кадетских корпусов) о том, что их начальники — представители Кубанского казачьего войска и чиновники из Министерства образования края — ПРЯМО ТРЕБУЮТ С НИХ, чтобы их дети давали четкий и положительный ответ на тему «казаки – это народ». То есть перед нами налицо открытое продавливание лженаучной идеи «казаконародства» со стороны руководства Кубанского казачьего войска в образовательную систему Краснодарского края. И что все это – за бюджетные деньги, лишний раз упоминать даже не хочется…

Приведем лишь один из результатов подобной «деятельности». В начале 2022 года учительница начальных классов одной из кубанских станиц, что работает в школе со статусом «казачья», бодро отрапортовала на одной из педагогических конференций следующее: «Мы с нашими детьми отмечаем все знаковые даты в истории кубанского казачества. В том числе 24 января – «День геноцида казачьего народа». На удивленный вопрос «А почему именно геноцида и казачьего народа? Ведь эта дата в календаре мероприятий кубанского реестра отмечена более нейтрально – «День памяти жертв политических репрессий казачества», был дан следующий ответ – «Такое название нам было спущено сверху, из реестра, от местных казаков-наставников». Ну и «вишенка на торте» — все это происходит в старинной линейной казачьей станице Тбилисской (Тифлисской), в той среде «русских» кубанских казаков, которые были последовательными противниками кубанского самостийного сепаратизма в годы Гражданской войны, стояли за «Единую и неделимую Россию» и так далее…

Еще один нелицеприятный факт – недоработанное и «сырое» содержание учебников и пособий, которые мы уже выше упоминали. Так, например, в них более чем заметен предвзятый и однобокий взгляд на советский период казачьей истории: на фоне сплошного исторического негатива — гонения на казаков и духовенство, «красный террор», расказачивание, голодомор, «черные доски», отсутствуют сведения о красных казаках-сторонниках Советской власти, о политических кампаниях «Лицом к казачеству» (1925 г.) и «За советское казачество» (1936 г.), о службе казаков в территориальных кавалерийских частях гораздо раньше «снятия запрета на службу казаков в 1936 году», о 6-й Кубано-Терской казачьей Краснознаменной дивизии имени Буденного, о молодежном движении «Ворошиловских всадников» в станицах и многом другом.

Из-за такого «идеологического» перекоса в работе, дети, наша будущая смена, подрастающее поколение, ученики казачьих школ и классов, могут рассказать, повторяя услышанные от казаков-наставников, кровавые подробности реальных и выдуманных историй о «невинно убиенных казаках» и «красных комиссарах». Но при этом они мало что знают о том, как кубанские казаки храбро воевали с первых дней войны на Западной границе, как защищали Москву, обороняли Крым, освобождали Краснодар, Донбасс, Одессу и страны Восточной Европы…

Ну а где же про «ОН НЕ ХОТЕЛ, ЕГО ЗАСТАВИЛИ…»? Это еще один пример довольно странного похода к изложению исторических событий казачьей истории. Берем учебник «История кубанского казачества» для 9-го класса (авторы П.Матющенко и В.Черный), где есть глава «Трагедия казаков в Лиенце». И что мы можем там прочитать на странице 175? «В начале 1943 года Красная армия погнала фашистов с земли Кубани. Вслед за отступающими немецкими частями потянулись обозы многочисленных беженцев. Как утверждает атаман кубанских казаков в зарубежье В. Г. Науменко, за немцами стихийно двигались тысячи семей, одиночки и группы, старики и дети. Не всегда, однако, стихийно. Во многих районах, станицах и хуторах НЕМЦЫ ЖЕСТКО ТРЕБОВАЛИ ОТ КАЗАЧЬИХ СЕМЕЙ УХОДИТЬ С КУБАНИ вместе с бегущей с нашей земли сильно побитой гитлеровской армадой. С ними шел и будущий (и нынешний) атаман Кубанского казачьего войска за рубежом Александр Михайлович Певнев. Ему было 14 лет…». Вот так вот. Он не хотел, его заставили…

А что было на самом деле? Да вот что. В годы Великой Отечественной войны, Саша Певнев, 1929 года рождения, был подростком и сыном начальника местной полиции (а по-простому — сыном главного станичного полицая, который добровольно пошел служить немцам). И это именно он, Сашенька Певнев вместе с такими же «молодыми казаками», помог выследить и схватить Аню Свашенко — разведчицу и медсестру из местного партизанского отряда…

Произошло это так. 5 декабря 1942 года Аня Свашенко, вместе с группой товарищей, под покровом ночи, пробралась в станицу Лабинскую на связь с местной подпольной группой. На квартире у подпольщиков, Аня писала от руки листовки с сообщениями Советского Информбюро, полученными через радиопередатчик в партизанском отряде, а по утрам отправлялась на рынок и с помощью подруг распространяла их среди жителей станицы. 17 декабря, одевшись попроще, она пошла в соседнюю станицу Владимирскую, чтобы там установить связь с подпольщиками и повидаться со своими родными. Но местные полицаи схватили девушку и привели в станичную полицию. Как рассказывали (и до сих пор рассказывают лабинским ученым-краеведам!) местные жители, именно 13-летний С.Певнев, вместе со своими сверстниками, выследили партизанку и сдали ее взрослым полицаям Толубаеву и Босенко…

После жестокого допроса Аню Свашенко отправили в гестапо в станицу Лабинскую. Ежедневно, по нескольку раз в день, девушку вызывали на допрос и пытали, добиваясь сведений о местонахождении партизан. Но Аня молчала. 5 января 1943 года гестаповцы решили в последний раз допросить самоотверженную партизанку. Долго издевались палачи над мужественной девушкой. Ей изрезали лицо, грудь, выкололи глаза и, наконец, прокололи штыком. Но мужественная партизанка не предала своих товарищей. После освобождения станицы наступающими частями Красной Армии, тело Ани было найдено среди тел советских граждан, замученных и казненных в дни оккупации в Лабинской, и похоронено в братской могиле в станице Владимирской. Сейчас ее имя носит школа в станице Владимирской…

В начале 1943 года старший Певнев, вместе со своей семьей, СТАРАЯСЬ ИЗБЕЖАТЬ СПРАВЕДЛИВОЙ МЕСТИ, ушел с немецкими частями на Запад, где ему удалось не попасть в руки советских властей в австрийском Лиенце. Затем он, как и другие «немецкие казаки», оказался в Америке. И все это время его сынок был с ним.

Но, слава Богу, никто и ничего не забыл. Именно из-за твердой позиции станичников, в 2011 году полностью провалилась попытка уже бывшего главы Лабинского района Александра Садчикова «подготовить предложения по присвоению А. Певневу звания Почетного гражданина Владимирского сельского поселения».

Редакция интернет-журнала «Вдоль по Линии Кавказа…»

https://vk.com/rsa75?w=wall16955462_3157%2Fall

Еще по теме

КАК ТУРЦИЯ ПРИ ПОМОЩИ ЧЕРКЕСОВ СОБИРАЕТСЯ ВЛИЯТЬ НА СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ?

rprkmv

«Изгиб истории» или анатомия лжи

rprkmv

УНИЧТОЖЕНИЕ НАЦИЗМА НА УКРАИНЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ УНИЧТОЖЕНИЕ НАЦИЗМА В РОССИИ

rprkmv