ИсторияЭмигранты против России

Борцы Сопротивления или пособники нацистов? Как выставить русскую эмиграцию в заведомо выигрышном для нее свете?

14 октября 2022 года в Доме русского зарубежья им. А. Солженицына состоялся международный круглый стол «Движение Сопротивления в годы Второй мировой войны в советской и российской литературе». Цель мероприятия была определена как «опыт гражданского и военного противодействия нацизму в годы Второй мировой войны вне национальных, территориальных и политических границ». (Запись трансляции https://youtu.be/Z6C1hx85oYE) Главной темой выступлений стало участие русских эмигрантов и советских граждан в борьбе с нацизмом в Европе в период Второй Мировой войны.

Русская эмиграция, как известно, в политическом плане была очень разнородным явлением. Соответственно идейным убеждениям эмигрантов разделилось их участие в войне. Правые и ультраправые поддержали фашизм и с оружием в руках встали на сторону гитлеровцев. Эмигранты, принадлежавшие к левым политическим течениям, либо занявшие антигерманскую позицию по патриотическим и гуманистическим принципам, поддержали движение Сопротивления. Правительство Советского Союза с 1960-х годов целенаправленно налаживало отношения с эмиграцией, в рамках чего русские участники движения Сопротивления получали общественное признание и боевые награды. Но таких оказалось относительно немного, потому что большинство политически активных эмигрантов выступили в войне на стороне Гитлера.

Именно так российское общество сегодня воспринимает роль эмиграции во Второй Мировой войне, что не устраивает Дом русского зарубежья. Изменить это положение можно, попытавшись уравнять значение разных общественных групп в эмиграции и таким способом уменьшить остроту обвинения в пособничестве нацистам. С этой целью в докладах участников конференции приводились такие аргументы как массовость движения Сопротивления, участие в нем эмигрантов из различных социальных слоев. Было такое? Конечно было. Правда, слушая доклады о героизме и самоотверженности партизан и подпольщиков, можно было узнать еще и о том, что они боролись за Родину, которая многих из них несправедливо покарала после войны. В очередной раз гости круглого стола услышали так любимую всеми антисоветчиками мысль о том, что русские эмигранты боролись с нацизмом, жертвовали собой, ради своей страны, сражались
далеко от Родины, но после возвращения в СССР их ждала трагическая судьба. Любимый образ «несчастных людей между двух тоталитарных режимов» был проиллюстрирован судьбами нескольких конкретных людей, но при помощи такого приема можно доказать всё, что угодно! В действительности судьба большинства эмигрантов, вернувшихся после 1945 года в СССР, неизвестна. Нет сведений, многие ли вернувшиеся были репрессированы опять же, какой процент из них начал жизнь обычных советских граждан. Почему-то об этом мало кто задумывается и тем более ведет в этом направлении исторические изыскания. Озвучивать уже изрядно надоевшие всем идеологические штампы гораздо проще.

Важнейшей причиной эмиграции в очередной была названа политика «красного террора», а не идейные расхождения с советской властью. В общем всё было представлено как обычно – жертвы обстоятельств мужественно сражались за свободу и против нацизма, а жестокое советское государство это до сих пор не оценило. Одной из целей круглого стола стало стремление заявить о массовом участии эмигрантов в борьбе с нацистами, но приведенные здесь же историками факты показали обратное. Рассматривались единичные примеры участия русских эмигрантов и советских граждан в партизанских отрядах в Италии и Сербии, рассказывалось о самоотверженной борьбе наших соотечественников в подполье. Русские эмигранты действительно были среди борцов с нацистами, но их было немного, что, конечно же, не умаляет их подвига. И всё же основным движением в эмиграции было антисоветское, пронацистское, а часто и откровенно нацистское. Этот факт невозможно игнорировать, но можно попытаться его затушевать, например, сместив акцент на разнообразие политических движений в эмиграции, и ее история уже будет выглядеть несколько иначе. Дело это оказалось непростым, тем более что история эмиграции в России и за рубежом сейчас всё больше освещается в основном как описание страданий коллаборационистов.

Любопытной новацией конференции стало подробное освещение участия в движении Сопротивления советских военнопленных. Их-то если и можно называть эмигрантами, то исключительно поневоле. Зачем было объединять тех, кто бежал из лагерей для военнопленных, вступал в партизанские отряды или участвовал в подпольных группах в концлагерях, с теми, кто вступал в национальные формирования вермахта и СС, набиравшихся из тех же военнопленных? Боеспособность воинских подразделений, собранных из коллаборационистов, была низкой. В ходе войны некоторые бойцы армянского, азербайджанского грузинского, Северо-Кавказского, туркестанского легионов переходили на сторону французских и итальянских групп сопротивления и англо-американских войск. Часть бойцов, взятых в плен, захотела продолжить воевать уже против Германии. Нельзя говорить, что эти случаи носили массовый характер, и неизвестно, как повели бы себя эти люди, в случае успешных действий немецких войск.

Чтобы уйти от ответа на главный вопрос, какая часть русских эмигрантов поддерживала Сопротивление, а какая нацистов, было сказано, что точные данные в исчисленном составе отсутствуют. Недостаточно источников, подтверждающих антифашистскую деятельность, которая зачастую была подпольной, не удается найти документы, подтверждающие участие некоторых лиц в Сопротивлении. Доказательства этого в основном берутся из мемуаров или воспоминаний родственников.

Нужно ли уравнивать значение в эмиграции тех, кто боролся с нацизмом и тех, кто был на его стороне? На мой взгляд не нужно. В столь сложном и масштабном историческом явлении как Вторая Мировая война можно выискивать довольно любопытные единичные факты. Работы русского художника в Белграде, который в 1943 году нарисовал комикс о Курской битве, поддерживая в нем борьбу СССР. Или захоронение бывших советских военнопленных, героических погибших в составе итальянского партизанского отряда. На основе такого подхода невозможно изменить один простой факт – таких было меньшинство, а основная часть эмиграции придерживалась противоположных политических убеждений. Вот этот вывод на круглом столе не прозвучал.

Сергей Рядчиков

Еще по теме

Как советская власть боролась с сепаратизмом на Северном Кавказе в 1917-18 годах

rprkmv

КАЗАКИ КРЕПОСТИ-ГОРОДА ГРОЗНОГО В ДОРЕВОЛЮЦИОННУЮ ЭПОХУ

rprkmv

СОЦИАЛЬНЫЙ ПОРТРЕТ ПОСОБНИКОВ НАЦИСТОВ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

rprkmv