ИсторияРеволюция и Гражданская война

Германская армия и кубанские самостийники в 1918 году

Текст: Сергей Рядчиков

После подписания Брестского мира германские войска, помимо Украины, оккупировали Ростов-на-Дону, хотя это было нарушением только что подписанного договора. Продолжая политику разрушения нашей страны, германские дипломаты, армия и спецслужбы в течение весны и лета 1918 года оказывали всевозможную поддержку сепаратистам на Северном Кавказе. При этом Германия всё же опасалась ответных действий Советской России, и поэтому решила укрепить свое присутствие на Кавказе, высадив войска на Таманский полуостров.

В это время на территории Кубанской области существовало сепаратистское образование, которым руководила так называемая Кубанская Рада, собранная из представителей казачества, провозгласивших независимость. Членов Кубанского правительства, сформированного Радой, крайне заинтересовало появление немецких войск на территории, которую они считали своей. Им очень хотелось одновременно решить две важнейшие задачи: получить защиту от советской власти и наладить торговлю с оккупантами. В то же время они разумно опасались, что немцы могут захватить Екатеринодар и посадить на Кубани своих ставленников, как они только что сделали в Киеве.

Решить столь сложный вопрос взялся один из лидеров кубанских самостийников, председатель кубанского правительства, Лука Лаврентьевич Быч. Рада и правительство 3-го мая 1918 года отправили делегацию в Ростов, к германскому командованию, с целью выяснить, для чего немецкие войска двигаются на юг, до какого предела могут дойти и признается ли ими независимость Дона и Кубани. На переговорах был также поднят вопрос о возможности товарообмена между Кубанью и Германией. В то же самое время донское казачество, возглавляемое П.Н. Красновым, налаживало аналогичный «товарообмен» с Германией, а, фактически, вело переговоры о создании государственного образование под протекторатом Германии.

Попытка кубанского казачества получить экономическую основу для независимости и заручиться политической поддержкой немцев оказалась неудачной. Сепаратистам дали следующий ответ: «Цель продвижения на юг от Ростова — исключительно стратегическая, для того чтобы прогнать большевиков подальше от Украины». Оккупация Ростова, по словам немцев, была вызвана исключительно экономическим интересом. Германские империалисты сразу же начали вывозить с Дона продовольствие и сырье для своей промышленности. Оккупацию территории России германское командование иезуитски объяснило оказанием помощи в борьбе с большевизмом. Заверив делегацию, что никакого вмешательства во внутренние дела Кубани не последует, немцы оставили себе лазейку на будущее, заявив, что, если правительство Кубани обратится с просьбой помочь прогнать большевистские силы, они непременно на это отзовутся.

Уверения немецкого командования в том, что их войска не ступят на территорию Кубани были нарушены очень быстро, а именно, 30 мая, когда немецкие части появились на Тамани. Формальным поводом для высадки стало неудачное восстание против советской власти, поднятое станицами Таманской, Старотитаровской, Запорожской, Фонталовской, Ахтанизовской и Вышестеблиевской. Мятежники были быстро разбиты Красной армией, им грозил полный разгром, но немецкий десант оказался сильнее, кайзеровские войска захватили весь полуостров, вплоть до Темрюка. Выступив против советской власти, казаки едва ли ожидали оказаться в оккупации, но как говорится, каждый сам кузнец своего «счастья». Грабительская экономическая политика Германии заставила их с теплой ностальгией вспоминать большевистскую продразверстку.

Столкнувшись со столь мощным напором «партнеров», с которыми вроде бы совсем недавно о чем-то договаривались, Кубанское правительство немедленно отправило в Ростов новую делегацию. По итогам встречи Быч констатировал: «Когда они указали на то, что немцы обещали без согласия краевого правительства не входить на территорию Кубани, то они получили ответ, что в данном случае немцы только оказали услугу, а не сами вошли». Что делать, кубанским самостийникам пришлось на собственной шкуре узнать, каково попасть в зависимость от германских колонизаторов. Кубанское правительство боялось, что немцы двинутся дальше, к Екатеринодару, они оставались на Темрюкской линии. В тот момент ресурсы, необходимые Германии для откалывания новых территорий от России, уже истощались.

Спустя два месяца после этих переговоров немцы таки решили поднять вопрос о товарообмене с кубанским правительством, здраво рассудив, что наличие оккупационных войск сделает казаков более сговорчивыми в вопросах ценообразования и формирования политического курса их государственного образования. Быч и компания увидели в этом отличную возможность обеспечить себя «живыми деньгами», а свои войска — боеприпасами и, тем самым упрочить, свою власть. Военных заводов в Кубанской области не было, поставки с Украины происходили крайне нерегулярно, а Красная Армия усиливалась и грозила вышибить самостийников из их кабинетов. Понимая всю шаткость Кубанской Рады и в то же время, видя в ней союзника, Германия, за свою поддержку, выдвинула ей политическое условие — присоединиться к Украине, на что кубанские самостийники не пошли.

Осенью был созван съезд таманских станиц, на котором оккупантам была объявлена благодарность «освобождение» Таманского полуострова от большевиков и озвучена аккуратная просьба об их уходе, но германская армия покинула Таманский полуостров только 18 октября.

Над Германией разгоралась заря Ноябрьской революции…

Еще по теме

Без царя в голове

rprkmv

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ КАЗАЧЬЕГО НАЦИОНАЛИЗМА

rprkmv

СЕМЕЙНЫЙ БЫТ КАЗАЧЕСТВА В XIX ВЕКЕ

rprkmv